Вернуться к Каталогу


Характер и особенности Великой Отечественной войны (к 70-летию Победы)

Г.А. Калинин

 

     В большинстве стран мира учебники истории информируют о том, что в начале Второй мировой войны Гитлер сравнительно легко победил противостоявшие ему страны континентальной Европы и подчинил их себе.  Затем летом 1941 года по его приказу германские войска напали на Советский Союз, но победить его не смогли (помешали рано наступившие морозы).

     Читатели этих учебников не знают, что война Германии, например, против Франции, Бельгии или Норвегии кардинальным образом отличалась от того, что происходило в России, и потому стоит напомнить, чтобы не забывать.

     Начиная войну против СССР, Гитлер ощущал себя героем, или рыцарем, на долю которого выпала задача исторической важности: осуществить многовековую мечту Запада и покончить с Россией раз и навсегда.  Попутно решалась менее «романтичная», но более прагматичная и насущная задача по захвату необходимого Германии «жизненного пространства»  и ресурсов с прицелом на мировое господство, или, по меньшей мере, на мировое лидерство.

     Гитлер и его окружение планировали отнять у русских всё: территорию и национальные богатства, науку и культуру, заботу о семье и подрастающем поколении, гарантированные Конституцией права на труд и отдых, бесплатное образование и медицинское обслуживание, судебную защиту и пенсионное обеспечение.  Короче, отнять всё, а оставить только одно – религию.

     Восточной границей Германии должны были стать Уральские горы.  В европейской части СССР предполагалось оставить столько населения, сколько достаточно для удовлетворения потребностей господ-немцев.  «Излишки» населения планировалось частично уничтожить, а частично выдавить в Сибирь и приполярные области.  «Лицензия» на хозяйничанье в Сибири и Дальнем Востоке предоставлялась Японии – идейной союзнице Германии.

     Как известно, для реализации любых планов необходимы соответствующим образом подготовленные кадры, и здесь свою роль сыграла нацистская пропаганда: в головы немцев удалось внедрить мысль о том, что они – представители высшей расы и потому имеют полное право господствовать над людьми низшей расы (недочеловеками), которыми объявлялись славяне в СССР.  Раз так, то не должно быть никаких моральных запретов и нравственных препятствий для достижения целей германского народа в ходе завоевания Советского Союза.

     СССР потерял в результате агрессии Германии 27 миллионов своих граждан, причём большая часть этих потерь пришлась на мирных жителей, не бравших в руки оружия.  С первых дней своего вторжения гитлеровские войска безжалостно бомбили и расстреливали колонны беженцев из женщин с детьми и стариков, которые стремились вырваться из зоны боёв в восточном направлении.  Тысячи и тысячи беспомощных людей нашли свою смерть на дорогах войны.  Так начал претворяться в жизнь нацистский план по снижению численности населения СССР.

     После захвата населённых пунктов зондеркоманды действовали по типовой схеме: расстреливали или вешали всех попавших им в руки мужчин и женщин, которые, по их мнению, олицетворяли собой Советскую власть, т.е. советских, партийных, комсомольских и профсоюзных активистов.

     Эта трагическая тема раскрывается в обстоятельной и хорошо документированной книге Б.Н. Ковалёва.  Вот цитата из этой книги: «С первого дня оккупации немцы требовали от мирного населения выдавать коммунистов, комсомольцев, партизан, всех сочувствующих советской власти.  Во всех населённых пунктах были вывешены приказы немецкого командования, в которых указывалось, что лица, укрывающие партизан или содействующие им и частям Красной армии, а равно противодействующие немецким властям, будут расстреляны.  За содействие в поимке просоветски и антифашистски настроенных граждан обещалась награда.  Выявленных участников сопротивления немедленно вешали.  Их трупы не разрешалось убирать по несколько недель.  Так, почти на всех перекрёстках города Пушкина Ленинградской области осенью 1941 года висели казнённые с надписями: «Повешен как шпион», «За содействие партизанам», «Он был коммунист», «Это жид» (Б.Н. Ковалёв.  Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации).

     Выставленные для всеобщего обозрения тела казнённых – это не только акт устрашения, но и адресованное всем живым «послание» о том, что с прежней властью покончено окончательно и необратимо, и что наступают новые времена.

     Те, кому нравился «язык» этих посланий, спешили предложить свои услуги новым хозяевам жизни.  Это были как скрытые враги Советского строя, так и просто подонки, которым нравилось быть палачами и мучителями людей.

     Получив статус полицаев, пособники фашистов спешили доказать свою преданность и полезность оккупационным властям, увеличивая число жертв террора, в частности, за счет семей командного состава Красной Армии.  Командарм-65 П.И. Батов в своих воспоминаниях (книга «В походах и боях») рассказывает о том, что у подполковника из штаба его армии оставшихся на Херсонщине родителей гитлеровцы живыми сбросили в глубокий колодец.

     После уничтожения «актива», которого оккупанты опасались в качестве ядра возможного подпольного сопротивления, наступала вторая волна террора, жертвами которой становились евреи, чаще всего проживавшие в городах и посёлках городского типа, а также цыгане.

     Нацисты и их подручные или уничтожали еврейское население на месте, или переправляли их в «лагеря смерти», или перемещали их в гетто.  Лиц цыганской национальности, как правило, убивали на месте: перемещать их в лагеря или в гетто считалось ненужным излишеством.

     К концу 1941 года, когда стало понятно, что блицкриг провалился, и что война помимо воли её инициаторов приобретает затяжной характер, террор против мирного населения стал ещё более жестким и тотальным.

     Замечательный красный командир и один из героев обороны Сталинграда Родимцев А.И. написал книгу воспоминаний под названием «Твои, отечество, сыны».  Здесь есть эпизод, относящийся к декабрю 41-го, в котором рассказывается, как у пленного немецкого солдата среди личных документов было обнаружено Наставление командования.  Текст его в русском переводе излагается в книге: «У тебя нет сердца, нервов.  На войне они не нужны.  Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, мальчик или девочка.  Убивай, этим ты спасёшь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семье и прославишься навеки».

     После поражения немцев под Москвой уничтожать стали не только семьи начкомполитсостава, но и семьи рядового и сержантского состава Красной Армии.  Оккупанты совершали их убийства как бы в профилактических целях, подозревая, что эти люди не станут желать победы германскому оружию, зато при случае предпочтут, скорее всего, помогать партизанам.

     Самое печальное заключалось в том, что матери солдат до самого момента своей смерти оставались в неведении относительно того, живы ли ещё их сыновья или нет.

     При ведении войны на Восточном фронте нацисты не ограничивали себя какими-либо международными правилами.  Например, тех пленных красноармейцев, которые из-за ранения или по болезни были не в силах передвигаться в колонне, расстреливали на месте.  Такая же участь постигала всех без исключения пленных политработников, которых фашисты обобщённо называли комиссарами.

     Также, вопреки международным конвенциям, сотни тысяч молодых людей, проживавших на оккупированных территориях, насильно угонялись в Германию на принудительные работы.

     Всё вышеизложенное позволяет уяснить, в чём и почему военная компания Германии против СССР радикальным образом отличалась от аналогичных компаний Германии в других странах.  Со всей очевидностью становится понятно, что со стороны Германии война велась для разграбления захваченных территорий, а также для уничтожения и порабощения населения, а со стороны народов СССР это была битва за выживание и самосохранение.

     Захватническим планам фашистов в войне против Советского Союза активно помогали те эмигрантские круги за рубежом, которые не смирились с потерей власти или собственности, но ожидали удобного часа, чтобы свергнуть власть большевиков и вернуть себе то, что ранее было утрачено.  По этой причине весть о вторжении германских войск в СССР была встречена с энтузиазмом.  В церквах, входящих в юрисдикцию зарубежной РПЦ, звонили колокола и возносились благодарственные и заздравные молитвы в адрес Гитлера – главного борца «с безбожной большевистской властью».

     Вместе с тылами гитлеровской армии перемещались бывшие хозяева национализированного имущества и все те, кто предложил свои услуги нацистам и видел для себя пользу от поражения СССР.  В помощь Гитлеру также создавались добровольческие казачьи и националистические воинские формирования.

     Со своей стороны нацисты считали важным делом возрождение и укрепление религиозного сознания населения на оккупированных территориях в целях закрепления и увековечения своей власти.  Показательна в этом смысле дневниковая запись от 4 августа 1941 года, сделанная командующим группой армий «Центр» фон Боком после захвата города Рославль Смоленской области: «Вчера несколько церквей из тех, что большевики превратили в кинозалы или «богопротивные выставки», получили возможность снова проводить службы. На открытие собралось много народу.  Некоторые богомольцы пришли издалека.  Они вымыли помещения и украсили их цветами.  Многие изображения Христа и иконы, которые религиозные люди десятилетиями прятали от властей, были принесены к церквям и водворены на подобающее им место.  Когда закончилась военная служба, верующие, среди которых много молодых людей, устремились во внутренние приделы храмов и стали целовать священные предметы, в том числе кресты, висевшие на шеях военных капелланов.  Многие выходили из храмов и молились до самого вечера.  Похоже, этими людьми будет нетрудно руководить!» (Ф. фон Бок.  Я стоял у дверей Москвы.  Военные дневники 1941 –1945).

     Последнее предложение, снабжённое восклицательным знаком, отражает суть и смысл проводимой нацистами поддержки религии: им была нужна легко управляемая человеческая масса, а также православные пастыри, которые будут произносить народу утешения типа: «Всякая власть от Бога», «Христос терпел и нам велел»… 

     Поскольку РПЦ Московского патриархата занимала патриотическую позицию и поддерживала усилия руководства страны по отражению агрессии, то идеологи Германии заблаговременно позаботились о кадровом резерве священнослужителей.  Информация об этом содержится в вышеупомянутой книге А.И. Родимцева, бывшего осенью 1941 года командиром воздушно-десантной бригады.

     Разведка доложила Родимцеву о появлении в тылах бригады целого «десанта попов».  Недалеко от Курска был задержан священник с церковной амуницией, большой суммой денег в рюкзаке и пистолетом за поясом.   В ходе допроса задержанный показал, что перед началом войны немецкие власти собрали группу православных священников из разных городов и дали им задание сразу после начала боевых действий следовать за немецкими войсками и восстанавливать во всех сёлах и городах богослужение.  В приходах вести пропаганду против коммунистов и призывать мирян не оказывать завоевателям сопротивление, а встречать их по русскому обычаю с хлебом-солью.  После допроса Родимцев направил задержанного в вышестоящий штаб, поскольку он мог представлять интерес для армейского и фронтового Политуправления.

     Для жителей оккупированных территорий нацисты разработали долговременную программу религиозного воспитания населения, и в этом направлении они находили полную поддержку со стороны епископата.

     Вот что на эту тему говорится в ранее упомянутой книге Б.Н. Ковалёва:  «Германское командование всячески способствовало изучению Закона Божьего в русских школах.  В их заявлениях понятия «антирелигиозная пропаганда» и «пропаганда большевистских идей» часто рассматривались как синонимы.  Так, на Смоленском епархиальном съезде в мае 1943 года было принято решение об обязательности преподавания Закона Божьего во всех школах.  При каждом храме создавались воскресные школы для работы с детьми и взрослыми.  Но не только священники, диаконы и псаломщики обязывались заниматься религиозным воспитанием.  Предполагалось для этой работы привлечь мирян: жён священников, бывших учительниц с дореволюционным образованием, монахинь.  По этому поводу смоленский епископ Стефан говорил: «Нужно всячески воздействовать на подрастающее поколение.  Наша задача – вырвать его из большевистского плена, в котором оно находится уже 25 лет».

     Некоторые читатели, возможно, помнят то сравнительно недавнее прошлое, когда появились возможности сближения и более тесного сотрудничества между РПЦ МП и Зарубежной РПЦ.  Тогда в качестве условия сближения последняя выдвинула требование, чтобы РПЦ МП покаялась и осудила своё прежнее сотрудничество с коммунистическим режимом в СССР.

     Интересно, что сама Зарубежная РПЦ каяться в своём пособничестве Гитлеру не намеревалась.  Тем не менее, оказалось, что призывы «из-за бугра» были услышаны и усвоены некоторыми начальствующими лицами РПЦ МП.  Это следует из содержания высказываний последних о советском периоде российской истории, а высказывания эти почти дословно повторяют самые оголтелые выпады западных пропагандистов.

     Не следует думать, что нацисты поддерживали исключительно христианскую религию.  В случае необходимости они успешно использовали исламский фактор.  Свидетельства тому можно найти, например, в мемуарах Э. Манштейна, который в 1941 году стоял во главе армии, осуществлявшей захват Крыма.  «Татары сразу же встали на нашу сторону.  Они видели в нас освободителей от большевистского ига, тем более что мы уважали их религиозные обычаи.  Ко мне прибыла татарская депутация, принесшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар «Адольфа Эфенди».  И далее: «…уважение религиозных обычаев татар с нашей стороны привело к тому, что большинство татарского населения Крыма было настроено весьма дружественно по отношению к нам.  Нам удалось даже сформировать из татар вооружённые роты самообороны, задача которых заключалась в охране селений от нападений,  скрывавшихся в горах партизан»                

 (Э. Манштейн.  Утерянные победы).   

     Дополнительные штрихи вносит цитата из книги Б.Н. Ковалева: «…в Крыму и на Северном Кавказе оккупанты активно заигрывали с представителями мусульманского духовенства.  Так, в Симферополе было создано при националистическом татарском комитете центральное религиозное управление, которое ведало всеми городскими и сельскими мечетями.

     По всему Крыму была создана сеть религиозных школ.  Руководство ими осуществляло центральное управление.  Кроме этого, в обычных школах было введено преподавание религии.

     Татарские комитеты и управление города Бахчисарай в день рождения Гитлера организовали шествие к могилам погибших немецких солдат для приведения их в порядок и возложения цветов.  Также в день рождения Гитлера бахчисарайское духовенство в ханском дворце организовало большой намаз.  Хатип мечети выступил с проповедью, в которой призвал всех усилить борьбу с большевиками.

     В ходе немецкого наступления на Северном Кавказе летом 1942 года представители исламского духовенства этого региона провозгласили Гитлера «великим имамом» Кавказа».

     Да, правда о войне часто оказывается неудобной, ломающей установившиеся стереотипы, и тогда появляется соблазн её скрыть или замолчать.

     Ещё один приём сокрытия правды заключается в прямой фальсификации исторических событий или в отрицании того, что такие события вообще имели место.  К разряду действий подобного рода относятся утверждения антисоветчиков о том, что во время войны народ защищал, дескать, свою землю, но не социалистическое государство и не коммунистическую идеологию, и что не было единства между народом и его коммунистическими вождями.

     Всё это неправда, а истина заключается в том, что патриотизм народа проявлялся именно как советский патриотизм.  Известно, что в ходе войны в ряды коммунистов вступили более 5 миллионов человек, хотя с точки зрения выживания это был рискованный шаг, так как действовал лозунг «Коммунисты, вперёд!».  Это означало, что коммунисты первыми направлялись на самые трудные и опасные для жизни задания (свыше 3 миллионов коммунистов погибли в боях), но люди знали, на что шли, и потому делали свой осознанный патриотический выбор.  И выбор этот заключался в защите социалистического отечества, а не только территории для проживания.

     Даже наши противники вынуждены были признать, что русские в этой войне защищали не только свою территорию, но и тот жизненный уклад, который сложился в стране после октября 1917 года.  Такое признание есть, в частности, в мемуарах генерал-полковника танковых войск Г. Гота (командовал 3-ей танковой группой вермахта): «Упорство русского солдата объясняется не только страхом перед комиссаром, оно находит своё обоснование в его мировоззрении.  Для него эта война носит характер отечественной войны.  Он не хочет возвращения царизма, и ведёт борьбу с фашизмом, уничтожающим достижения революции» (Г. Гот.  Танковые операции).

     Победить такого сильного и мотивированного врага было бы невозможно, если бы действия руководителей СССР не получали народной поддержки.  Благодаря ей всё, что происходило в стране на фронтах и в тылу, не было казённым, чуждым народу, а было родным, близким и понятным.  Это трудно выразить обычными словами.  Только очень талантливым поэтам удавалось в своих стихах спаять воедино лирику и патриотизм, чтобы появились такие строки:

                                                        «И подруга далёкая парню весточку шлёт,

                                                         Что любовь её девичья никогда не умрёт;

                                                          Всё, что было загадано, в свой исполнится срок;

                                                          Не погаснет без времени золотой огонёк.

                                                          И просторно и радостно на душе у бойца

                                                          От такого хорошего от её письмеца.

                                                          И врага ненавистного крепче бьёт паренёк

                                                            За Советскую родину, за родной огонек».

                                                                     (М. Исаковский.  Огонёк,  1942). 

     В первый день войны в обращении к народу Правительства СССР впервые прозвучали сталинские слова: «Наше дело правое.  Враг будет разбит.  Победа будет за нами».  В этих лаконичных высказываниях фактически выражалась вера в Высшую Справедливость, которая будет на нашей стороне, поскольку нарушены не писанные Вселенские законы и правила, которым должны следовать народы и государства. 

     Германия нарушила все мирные договорённости и вероломно напала на Советский Союз, за что должна быть наказана, ибо СССР, со своей стороны, делал всё и даже больше, чтобы сохранить мир и не спровоцировать агрессию.  Иными словами, мы должны победить, потому что с нами Правда и Справедливость, мощная позитивная энергия которых придаст советским людям дополнительные силы для того, чтобы вначале выстоять, а затем разгромить врага.  Символично, что на медали «За победу над Германией» были вычеканены слова: «Наше дело правое.  Мы победили». 

     Запад с недоумением взирает на то, с каким постоянством и размахом в России ежегодно отмечают праздник Победы.  С его точки зрения Россия действует неадекватно, зацикливаясь, де, на событиях отдалённого прошлого, о которых мало кто вспоминает.

     Западный мир не хочет или не может понять, что война 1941…45 гг. была самой мощной и злобной атакой на Россию за всю историю её существования с целью уничтожить её государственность и поработить населяющие её народы.  Ценой огромных потерь атака эта была отбита.  Русский мир в очередной раз выстоял в самом тяжёлом и судьбоносном сражении с силами планетарного зла, а это дорогого стоит.

                     Калинин Геннадий Александрович, сентябрь – декабрь 2014 г.