Вернуться к Каталогу

Каким Запад видит будущее России

Г.А. Калинин

      В последнее время многие граждане РФ с тревогой и озабоченностью наблюдают за ухудшением отношений между Россией и США.  Налицо почти полная потеря взаимопонимания.

     Прежде чем возлагать вину за такое положение дел на какую-либо из сторон, следует просто признать тот факт, что мы и они – в значительной степени разные люди с точки зрения общественного сознания.  Например, граждане России (до этого – СССР) привыкли радоваться победам или крупным достижениям типа полёта в космос Юрия Гагарина, но им и в голову не придёт публично выражать бурный восторг по поводу смерти врага, пусть даже самого ненавистного.

     А что в Америке?  Вспомним, что известия о гибели Саддама Хусейна или Бен Ладена выводили на улицы ликующие народные массы.  Кадры с растерзанным М. Каддафи привели всю нацию в состояние радостного возбуждения.

     Можно безошибочно утверждать, что такое отношение к страданиям и смерти иноплеменников является существенной частью американского национального сознания.  Понимание этого позволяет прояснить некоторые факты, с трудом поддающиеся объяснению.  Например, зачем США понадобилось путём ядерной бомбардировки уничтожать мирных жителей японских городов?  А что их жалеть, если они являлись врагами?!  Сожгли напалмом, убили и покалечили миллионы вьетнамцев…  Было весело!

     Для объяснения своих акций американцы заявляют, что в Японии они реализовали, дескать, стратегию «принуждения к миру».  Разве наличие в этом словосочетании слова «мир» делает оправданными любые варварские, антигуманные действия?!

     Для сравнения рассмотрим, как «принуждение к миру» осуществлял Советский Союз.

     В планах на 1944 год военно-политическое руководство СССР наметило уже в начале января путём согласованных ударов нескольких фронтов полностью освободить Ленинград от  блокады, после чего приступить к осуществлению комплекса мероприятий, призванных, в конечном итоге, вывести из войны союзницу Германии – Финляндию.

     Об одном из таких мероприятий в части действий бомбардировочной авиации рассказывается в мемуарах Главного маршала авиации А.Е. Голованова, который во время войны был командующим Авиации дальнего действия (АДД).

     Книга воспоминаний Голованова интересна также тем, что её автор больше, чем любой другой командующий армией или фронтом вынужден был по долгу службы общаться с Верховным Главнокомандующим.  Это объясняется тем, что АДД подчинялась непосредственно Сталину, который лично ставил боевые задачи Голованову.

     К огромному огорчению автора воспоминаний содержание его книги не понравилось из-за «восхваления Сталина» идеологам из ЦК КПСС, которые запретили её публикацию.  Книга увидела свет только спустя много лет после смерти А.Е. Голованова, который скончался в 1975 году.

       Начав разговор с Головановым на финляндскую тему, Сталин, прежде всего, поинтересовался его знаниями истории Финляндии.  «Услышав, что во время советско-финляндского конфликта мной прочитано достаточное количество литературы как о самой Финляндии, так и её присоединении к России, Сталин остановился на этом конфликте и дал высокую оценку как финскому солдату, так и народу Финляндии.  Он отметил его трудолюбие, стойкость, патриотизм, но в то же время сказал, что огромная пропасть лежит между чаяниями и надеждами народа Финляндии и целями и стремлениями профашистского правительства, которое ввергло государство в войну и заставляет расплачиваться за это свой же народ.

     Из разговора было ясно, что, с одной стороны, Сталин питает уважение к финскому народу, однако ему, как Верховному Главнокомандующему, нужно принять то или иное решение для того, чтобы ликвидировать угрозу на северном крыле советско-германского фронта.

     Было очевидно, что массированные удары авиации повлекут за собой огромные жертвы и так немногочисленного народа, который должен рассчитываться за проводимую его правительством политику.  Зная Сталина уже не первый год, я видел, что он колеблется в принятии окончательного решения. 

     Перед отъездом я получил указание Сталина, чтобы одновременно с поддержкой наступательных действий войск Ленинградского фронта были проведены все необходимые мероприятия по подготовке ударов по военно-промышленным объектам Финляндии с таким расчётом, чтобы выполнение этой задачи началось в считанные часы после получения приказа.

     Удар наносить по порту Хельсинки, железнодорожному узлу и военным объектам, расположенным в предместьях города.  От массированного удара собственно по городу воздержаться» (Голованов А.Е. Дальняя бомбардировочная…).

     В конце января 1944 года советские войска добились полного освобождения Ленинграда от блокады и продолжили наступление.

     «6 февраля позвонил Верховный, и я получил условленный пароль на боевые действия по указанным мне, как помнит читатель, объектам в районе Хельсинки и его предместий.  В ночь на 7 февраля такой удар был нанесён. 

     Вскоре после этого один из видных промышленников Швеции обратился к нашему посланнику в Стокгольме А.М. Коллонтай и сообщил ей, что представитель правительства Финляндии господин Паасикиви имеет поручение выяснить условия выхода его страны из войны, а также – согласно ли наше правительство иметь дело с теперешним правительством Финляндии и вести с ним переговоры.

     16 февраля состоялась неофициальная встреча Ю.К. Паасикиви с А.М. Коллонтай.  В тот же день мной было получено указание Сталина повторить налёт на Хельсинки, что и было выполнено.

     При повторной встрече Паасикиви получил от Коллонтай наши условия перемирия с Финляндией.

     В ночь на 27 февраля был нанесён ещё один удар по району Хельсинки.  Если бы масса самолётов, принимавших участие в этом налёте, нанесла удар собственно по Хельсинки, то можно сказать, что город прекратил бы своё существование.  Вскоре мной было получено указание Сталина – боевую деятельность АДД на территории Финляндии  прекратить.  Так было положено начало переговорам о выходе Финляндии из войны» (там же).

     Отдавая приказ о прекращении налётов на Финляндию, Сталин, скорее всего, исходил из следующих соображений.  Во-первых, правящим кругам соседней страны необходимо было дать время на обдумывание мирных предложений СССР.  Во-вторых, военно-политическая ситуация в недалёком будущем в ещё большей степени покажет скорый и неминуемый крах нацистской Германии, что подтолкнёт финнов к принятию правильного решения.  В-третьих, действия Советского Союза уже получили поддержку некоторых влиятельных деловых людей в Швеции, которые станут оказывать давление на правительство Финляндии, побуждая его выйти из состояния войны против СССР.

     Последнее объясняется тем, что наиболее доходные отрасли финляндской экономики находились под контролем шведского капитала, и промышленники этой страны были кровно заинтересованы в том, чтобы принадлежащие им предприятия не подверглись разрушению.

     Оттягивать время на принятие важных решений Финляндия больше не могла после того, как войска Ленинградского (комфронтом Л.А. Говоров) и Карельского (комфронтом К.А. Мерецков) фронтов с боями вышли к довоенной советско-финской границе.

     Дальнейшие шаги были предсказуемыми: либо правительство Финляндии подпишет перемирие с Советским Союзом и затем само наведёт порядок в собственном доме, либо страну ожидает сокрушительное поражение от Красной Армии с последующей оккупацией.

     Обновлённое правительство Финляндии сделало выбор в пользу первого варианта, и 19 сентября 1944 года перемирие было подписано.  Почти одновременно было объявлено состояние войны с Германией, и немцам предложили добровольно покинуть пределы Финляндии.

     Гитлеровцам это очень не понравилось, и в отместку они стали разрушать и уничтожать объекты инфраструктуры и жизнеобеспечения страны.  Это, в свою очередь, весьма разгневало финнов, которые с оружием в руках стали изгонять бывших союзников.

     В конечном итоге, благодаря умелому сочетанию силового воздействия и усилий дипломатов удалось избежать отчуждения и враждебности во взаимоотношениях между советским и финским народами.  Более того, во все послевоенные годы СССР и Финляндия являли собой пример мирного сосуществования государств с различными социально-экономическими системами в духе добрососедства и взаимного уважения.

     Однако вернёмся к нашим, точнее, американским баранам.  За последние десятилетия стало особенно заметно, что Америка по всему миру ищет врагов, чтобы обрушить на них всю мощь своего оружия.  Больше убитых – больше поводов для ликования.  Так они живут.  Если хоть где-нибудь в мире не убивают врагов Америки, жизнь в стране становится скучной и однообразной.  Одолевает апатия, возрастает количество самоубийств.  Это – как отсутствие «дозы» для наркомана.

     Правители США всю эту социопсихологию прекрасно понимают и потому пребывают в постоянном поиске врагов.  Наказывать врагов по всему миру – важная составляющая американского образа жизни.  У них это называется «продвижением демократии и заботой о правах человека».

     После выбора очередной жертвы в СМИ развёртывается массированная пропагандистская компания, и население в радостном нетерпении ожидает, когда же враги Америки понесут заслуженное наказание.  Горе тем руководителям страны, которые по каким-либо причинам позволяют намеченной жертве «сойти с крючка».  Несбывшиеся ожидания разочарованного населения обрушивают рейтинги таких руководителей, делая их политическую будущность бесперспективной.

     Сегодня высокопоставленные военные и политические деятели США прямо указывают на Россию, как на своего главного врага.  Соответствующая пропагандистская работа проводится в СМИ.  Что предпринимать в этих условиях России?  Ответ: продолжать то, что уже делается в сфере обороны, ибо США не готовы вести войну на своей территории и опасаются ответного уничтожающего удара.

     В целом, если в 90-х годах на Западе по отношении к России преобладало снисходительно-благодушное настроение, вызванное экономической слабостью и политической нестабильностью страны, то в последующие годы ситуация изменилась.  Постепенное осознание Россией внутренних и внешних угроз своему суверенитету и национальной безопасности вместе с принятием адекватных мер противодействия этим угрозам стали неприятной неожиданностью для Запада.  Россию вновь перевели в разряд основных  геополитических соперников, или противников.  Как и прежде зазвучали лозунги: «Наказать Россию!», «Изолировать Россию!».

     Отношение интегрального Запада к России было наглядно продемонстрировано незадолго до начала торжеств, посвящённых празднованию 70-летия Победы.  Тогда руководители РФ и простые граждане были поставлены перед весьма удручающим фактом: лидеры большинства западных государств и их граждане категорически не желают признавать решающую роль Вооружённых сил СССР и их командования в деле победы над нацистской Германией и её союзниками.  Более того, преобладает убеждение, что Советский Союз принёс, де, народам Восточной Европы не освобождение, а новое закабаление в форме тоталитарных коммунистических режимов.

     Убеждать кого-либо в обратном бесполезно: общественное мнение Западного мира давно и надёжно оказалось сформированным в этом направлении под влиянием антисоветской и антироссийской пропаганды.

     Может быть, кому-то принесёт удовлетворение и даже радость тот факт, что ответственных за такое положение следует искать, прежде всего, не где-то «за бугром», а на территории бывшего СССР и новой России.

     А начиналось всё с Хрущёва и его фальшивок о Сталине.  Подробнее эта тема раскрыта в статье автора под названием «Что нам делать с Генералиссимусом Победы?», написанной к 65-летию Победы.

      Ненавистники Советской цивилизации типа А. Солженицына изображали и изображают СССР, как царство иррационального страха и бессмысленных репрессий против ни в чём не повинных людей.  Манипулируя статистическими данными переписи населения в СССР, Солженицын и его последователи делают умопомрачительные выводы о десятках миллионов невинных жертв сталинских репрессий.

     Вспоминается мой разговор с человеком, который рассуждал о «миллионах невинно убиенных» в СССР.  Я стал задавать ему вопросы, и в результате получился такой диалог.

 

     -- Как по Вашему, в Советском Союзе были люди, недовольные существующим общественным строем?

     -- Конечно были, многие миллионы граждан.

     -- Считаете ли Вы, что среди этих миллионов могли быть те, которые ненавидели Советскую власть и действительно были её врагами?

     -- Само собой разумеется, поскольку власть эта стальным катком прошлась по огромному множеству человеческих судеб.

     -- Как же тогда Вы объясните тот факт, что, по Вашему убеждению, в сети госбезопасности попадали сплошь невиновные люди («невинно убиенные»)?  Очень странная селекция.  А что стало с настоящими врагами?  Получается, что они, почему то продолжали оставаться на свободе?

     Ответом было долгое молчание.

     В перестроечный период в СССР, а затем и в постсоветской России открылись все шлюзы для информационных потоков.  Хотя по факту Советский Союз был страной творческого созидания, народной инициативы и социального оптимизма, фальсификаторы истории привыкли изображать жизнь в СССР в самых мрачных красках.  Как правило, каждый такой фальсификатор выбирал один или несколько объектов нападения.  Редко, как в случае с А. Солженицыным, атаки проводились по всему фронту, но и здесь можно выделить предпочтительные направления.  У Солженицына, например, это — Беломорско- Балтийский канал имени Сталина (ББК).

     По мнению Солженицына, ББК -- во всех отношениях никчемное сооружение, задуманное Сталиным только для того, чтобы «трудоустроить» тысячи заключённых.  Лично осмотрев в 1966 году некоторые участки канала и отметив его низкую хозяйственную активность, Солженицын делает обобщающий вывод о бесполезности канала с самого момента окончания его строительства в 1933 году.

     Оставим этот вывод на совести Солженицына, хотя он мог бы ознакомиться с вышедшей в 1960 году книгой адмирала Головко под названием «Вместе с флотом».  Автор этой книги во время войны был командующим Северного флота, и его воспоминания, которые он закончил за два года до своей смерти, проясняют роль ББК.

     Дело в том, что, следуя дореволюционным традициям, советские военачальники, ответственные за обороноспособность страны, основное внимание уделяли Балтийскому, Черноморскому и Тихоокеанскому флотам.  Однако незадолго до начала ВОВ политическое руководство страны приняло решение о создании вместо маломощной флотилии полноценного Северного флота (СФ) с целью защиты северных рубежей СССР.  Нужно было срочно обезопасить это важное стратегическое направление ввиду надвигавшейся военной угрозы.

     Трудность заключалась в том, что к этому времени нацистская Германия взяла под свой контроль и фактически закрыла все водные пути, ведущие из Балтийского моря в море Северное.  И тогда, как пишет адмирал Головко, «ядро флота составили корабли, проведённые из Кронштадта по Беломорско – Балтийскому каналу».

     Эсминцы, подводные лодки, корабли береговой охраны, а всего сотни боевых и вспомогательных судов вместе с экипажами прошли через ББК.  Затем потребовались сверхнапряжённые усилия, чтобы за короткий срок привести молодой СФ в состояние боеготовности, и эта задача была решена.

     В планы гитлеровской Германии входил быстрый захват Мурманска и Архангельска, а затем продвижение на юг в сторону Москвы, чтобы взять в кольцо столицу СССР и решить исход войны в свою пользу.  Получается, что ББК спас страну, поскольку СФ закрыл от нацистов русское Заполярье и, в особенности, Мурманск – единственный на севере незамерзающий порт, имеющий выход в открытый океан и связанный посредством железной дороги со всей страной.  Читатель, конечно, помнит, что именно мурманский порт принимал значительную часть грузопоставок союзников.

     В наше время ББК, не потеряв своего военно-стратегического значения, является надёжной транспортной магистралью, связывающей через Севморпуть промышленный Северо-Запад с Европейским Севером, Сибирью и Дальним Востоком.  В перспективе роль ББК многократно возрастёт вместе с началом интенсивного освоения российского континентального шельфа.  Так что современники должны с чувством благодарности вспоминать тех, кто задумал, спроектировал и построил ББК.  Что касается Солженицына, то правы те, которые полагают, что в его сочинениях много эмоций и много ненависти к Советской цивилизации, но ничтожно мало исторической правды.

     Действия фальсификаторов истории выглядят особенно кощунственно, когда речь заходит о святом – о Великой Отечественной войне советского народа с немецко-фашистскими захватчиками.  В СССР попытки наглой фальсификации истории ВОВ всё-таки пресекались.  Кинозрители со стажем помнят, что в фильмах на военную тематику всегда указывались фамилии военных консультантов, работавших вместе с создателями фильмов.  Автор этой статьи, например, часто встречал в титрах фамилию генерала Осликовского.  Ясно, что военные консультанты не пропускали на экран всякую туфту.

     В новой России военных консультантов не привлекают.  Создатели фильмов действуют по собственному разумению, в результате чего появляются такие стопроцентные фальшивки, как телесериал «Штрафбат».

     Надо ли говорить о том, что антироссийские силы за рубежом пропускают на свои экраны и книжные полки только такие творения, которые работают на западную пропаганду.  Зато нас призывают гордиться тем, что в России нет цензуры и гарантирована свобода творчества.

     Из этого следует, что нелогично и несправедливо перекладывать исключительно на Запад вину за грубое искажение советской и российской истории.  Вначале следует навести порядок в собственном доме.  Речь идёт о том, чтобы продумать и принять такие меры, которые сделали бы рискованной с правовой точки зрения и финансово убыточной всякую попытку умышленной (или по недомыслию) фальсификации нашей истории.

     Слышу возражения тех, кто полагает, что процесс зашёл слишком далеко и потому поздно и бесполезно заниматься этим делом.  Конечно, можно рассуждать таким образом и оставить всё, как есть, но тогда следует быть готовым к реализации следующего сценария, заготовленного для России и уже приведённого в действие.

     К настоящему времени стараниями фальсификаторов всех мастей удалось убедить значительную часть населения России в том, что во главе СССР много лет стоял диктатор Сталин, подобно Гитлеру осуществлявший свои преступные планы.  Разница между ними заключалась якобы лишь в том, что тоталитаризм Гитлера прикрывался идеологией национал-социализма, а тоталитаризм Сталина использовал для тех же целей коммунистическую идеологию.

      Тем не менее, в рамках этой парадигмы признаётся, что большинство населения почему-то верило Сталину и стремилось реализовать его планы и начинания.  Остальные сидели в тюрьмах и лагерях или выполняли свои обязанности как бы механически из-за страха перед возможными репрессиями.

     Если этот первичный тезис удастся внедрить в сознание большинства россиян, то далее последует такая цепочка продолжений.  Во-первых, всё настойчивей будут предприниматься попытки убедить тех граждан РФ, которые разделяют первичный тезис, что диктатор Сталин не мог по определению нести мир и свободу народам Восточной Европы.  Логично, де, что порабощенные народы откликнулись на призывы западных  демократий и стали оказывать сопротивление носителям комидеологии.

     Во-вторых, утверждается, что Вторая мировая война не закончилась в 1945 году.  Борьба западных демократий против коммунистического тоталитаризма продолжалась затем в форме холодной войны и закончилась в 1991 году их победой и крахом коммунистической сверхдержавы – СССР.

     Отсюда следует вывод, что Советский Союз и его правопреемница Россия больше не имеют прав выступать в роли державы-победительницы во Второй мировой войне, так как право это принадлежит, де, исключительно западным демократиям.

     Западное сообщество настолько уверовало в последний тезис, что наиболее откровенные их деятели прямо в глаза заявляют официальным представителям России: «Что вы о себе думаете?  Вы же – проигравшие и потому ведите себя соответственно».

     Но это ещё не всё, поскольку главное продолжение следует.  В-третьих, по западным планам в недалёком будущем к власти в России придёт (не обязательно путём свободного выбора большинства россиян) демократическое правительство, и оно вынуждено будет покаяться и признать вину прошлых поколений и их правителей.  Затем правительство это под внешним управлением стран западных демократий займётся пересмотром итогов Второй мировой войны, в частности, Ялтинских и Потсдамских соглашений 1945 года, чтобы «по справедливости» удовлетворить претензии стран, народов и частных лиц, пострадавших от «преступного сталинского режима».

     В это же самое время некоторые субъекты РФ выступят с заявлениями о том, что их народы сами являются пострадавшими от репрессий и потому следует предусмотреть для них компенсацию за прошлые страдания. 

     Западные демократии с пониманием и сочувствием отнесутся к заявлениям подобного рода.  Разделение и противопоставление человеческих сообществ – излюбленный приём западных государств для достижения и утверждения своего господства.  Они охотно займутся вычленением и пострадавших, и непричастных, и за всё ответственных.  Так будет положено начало полной дезинтеграции Российской федерации.

     «Пятая колонна» внутри России всячески способствует реализации западных планов.  Для этого россиян настойчиво приучают называть белое – чёрным, а черное – белым.  Расчёт на то, что после многократного повторения произойдёт инверсия восприятия и оценок исторических событий, и граждане станут равнодушно или негативно относиться к деяниям и заветам своих отцов и дедов, их надеждам и устремлениям.

     Впрочем, есть надежда, что этого не произойдёт.  Противодействие далекоидущим планам Запада не ослабевает.  Всё больше активных граждан РФ подключается к процессу очищения исторического дерева народной жизни от ядовитых плодов деятельности фальсификаторов истории.  Люди из разных социальных слоёв и общественных групп думают и рассуждают так: «Мы – не проигравшие.  Мы – наследники того поколения победителей, которое вначале выстояло в тяжелейшей схватке со смертельным врагом, а затем разбило его, триумфально закончив войну в столице государства-агрессора».

     Такие убеждения, овладев массами, станут гарантией того, что планы Западного мира относительно России никогда не воплотятся в жизнь.

Калинин Геннадий Александрович